Подумаешь — написать текст… Пойду в «Контент»!

Так рассуждают многие соискатели при выборе направления «Контент». Веб-разработка и дизайн им кажутся сложными, а тексты писать — просто. Тем более, когда есть опыт с постами в соцсетях, например. Почему  заработать деньги в Everland не так просто и какие есть сложности в интеграции начинающих специалистов в работу «Контента», рассказала куратор направления Айслу Асан. 

 

 

Айслу, психологи Платформы отмечают, что соискатели с инвалидностью приходят в Everland уверенными, что их всему научат. Так ли это в «Контенте»?

Не так. Ребята, которые хоть пару месяцев со мной работают, хорошо усвоили, что текст — это достаточно сложное ремесло. Я всегда об этом говорю. Всем кажется, что научиться писать текст легко. Люди думают, если они писали тексты для постов в соцсетях, значит напишут любой текст для контента. Это большое заблуждение! И они убеждаются в этом, потому что написать хороший текст даже для сайта Profi без ограничений, на котором мы учимся, не так просто. Обычно это 2-3 варианта переделок по структуре и наполнению текста. Только когда специалист напишет пять таких интервью, появляется понимание, что от тебя нужно. Тогда люди убеждаются, что прийти в Everland с навыками поста и вдруг начать зарабатывать деньги не получится.

Какие модели поведения, интеграции в работу ты фиксируешь из своего опыта?

То, что я сейчас перечислю, наверняка встречается и среди сотрудников без инвалидности. Это в целом отношение к работе разных людей. У нас есть прекрасно работающие ребята с очень сложной инвалидностью, проблемы с моторикой рук, передвижение на коляске, проблемы с речью и только письменная коммуникация. Эти ребята готовы учиться и работать. Модель поведения, когда человек полностью настроен коммуницировать и учиться. Они понимают, что если куратор тратит на них свое время, свои ресурсы, значит, он хочет их чему-то научить, чтобы был классный результат и навыки.

Часто бывает так, что человек не проходил никакую прокачку, а просто получил тестовую задачу. Когда я даю ему обратную связь доработать еще и еще, он понимает, что это, оказывается, сложно. То есть он думал, что умеет и ему сразу дадут деньги. Эти люди, как правило, сливаются. Они говорят: «Я понял, что контент не для меня». 

Еще одна модель поведения, когда люди делают свою работу плохо. Не потому, что не могут, а потому, что не готовы погружаться в нее. Мы с этим человеком прощаемся. После он понимает, что косяк на его стороне. Если он захочет работать, его научат, и он заработает деньги. В итоге эти люди возвращаются. Таким людям нужно немного погулять, понять, что работа на улице не валяется, и потом вернуться.  

Некоторым людям сложно воспринимать критику. В моем опыте это всегда мужчины. Возникает некое напряжение в коммуникации, когда куратор женщина, когда она младше тебя, а у мужчины есть профессиональный опыт: он уверен, что знает и умеет не меньше. Это тоже все исправимо. Человек принимает факт, что у куратора больше опыта в подготовке таких текстов, поэтому нужно правильно воспринимать замечания. 

А есть ли особенности, которые можно отнести именно к людям с инвалидностью?    

Среди людей с инвалидностью есть такая модель поведения, когда ты даешь задачу и  получаешь в ответ: «Не могу работать. Сейчас лето. Мне нужно много гулять, отдохнуть на море. Я возьму задачу осенью». Я, кстати, тоже не беру дополнительную нагрузку в теплый период, потому что тоже хочу гулять (смеется). И это, наверное, правильно. Хуже я отношусь к причинам не работать вроде: «У меня сейчас сложный период. Бабушка болеет». Если у нас это срабатывает, можно поставить задачи на стоп, то на открытом рынке это недопустимо. Опять же все это чинится! Я говорю: «Слушай, лето закончилось. Я так же, как и ты, в четырех стенах ближайшую осень, зиму. Так давай работать». Когда человек понимает, что у меня тоже не фонтан, но надо, он берет задачу. У него получается, ты даешь ему вторую задачу, третью. Так он начинает втягиваться в процесс. Не знаю, прибавляет ли оптимизма факт, что он чем-то занят и зарабатывает деньги. Но, во всяком случае, человек опять встраивается в рабочий процесс. 

Еще есть такой момент, когда человек все делает медленно в силу своих ограничений или привычки. Поэтому ты говоришь, что материал должен быть к пятнице, понимая, что в итоге он будет во вторник. Но я так работаю с теми, в ком уверена, что во вторник у меня будет хороший текст. 

Бывает и так, когда люди готовы учиться, переделывать, но все равно у них не получается. И курс проходили, и задачи берут, и делают, но выдают плохой результат. Я даю одну задачу, вторую, третью и понимаю, что у человека не получается. Может быть, из-за особенностей, например, людям с ДЦП все это непросто дается. Но у меня просто пропадает желание обучать. Это бесполезно, если человек из текста в текст не усваивает, делает одни и те же ошибки. 

Что самое сложное в работе куратора? 

Самое сложное, когда оказываешься в ситуации обучал людей, обучал, а на задачи надо всех тыкать, потому что кто-то переживает за больного родственника, кто-то на море, а кто-то боится дедлайна. В итоге делай сама. Или я даю задачу, на которую у меня три дня. А через три дня получаю никакой текст, потому что он сделан «на отвяжись». Сроки горят, и я сама все переделываю. 

К счастью, так бывает не часто! В основном все люди, с которыми мне не комфортно работать, сливаются. Они могут винить меня в том, что я жесткая, плохо прописываю техническое задание или плохо объясняю. Но я рада, что они уходят, потому что в команде нужны люди, на которых ты можешь положиться.  

 Что бы ты посоветовала ребятам, кто хочет быть частью твоей команды? 

Если вы хотите быть со мной в «Контенте», нужно быть готовым учиться, доброжелательно реагировать на мои комментарии, переделывать. Я люблю, чтобы человек был на связи, а не так, что он три дня не заходил в почту или WhatsApp и увидел сообщение, когда я уже сама все сделала. То есть готовность включаться в работу, если сейчас это очень важно, а не говорить, что в субботу я не работаю. Находить выход из ситуации, помогать мне в реализации задач и  проектов.