«На каждом этапе правок я понимаю, что учусь писать и редактировать тексты вместе с учениками»

Айслу Асан считает, что совершенствовать навыки работы с текстом можно бесконечно. Она — куратор направления и наставник начинающих ребят в направлении Контент, автор самого востребованного курса платформы по созданию разных форматов текста для быстрой интеграции в профессию и решению разных задач. Сейчас в команде Контента 30 человек. Ребята занимаются как самыми простыми заказами — расшифровкой видео и субтитрами, так и сложными — подготовкой объемных историй для спецпроектов и сценариями для сборки видеороликов. Айслу рассказала о сложностях и результатах работы на платформе за два года.

Айслу, что самое сложное в работе с начинающим специалистом без опыта и навыков?

Мы прокачиваем ребят уже на реальных проектах. Это дает им возможность заработать и — главное — идти к результату вместе с командой. Представь, человек только учится, а мы его привлекли в работу, где есть сроки и большой объем. С моей стороны очень важно проверять и постоянно давать обратную связь. Тебе делают один вариант текста, правишь, второй вариант, опять пишешь правки и так еще несколько раз. А в проекте не один специалист и даже не пять. Ты исправляешь, исправляешь и в какой-то момент понимаешь, что тебе легче самой все сделать. Но без такой точечной работы невозможно научить, довести человека до нужного результата. Бывает, когда я говорю: «Я доделаю сама и покажу, как это должно быть». Такой вариант прокачки тоже работает.

А еще у ребят много вопросов. Всегда чувствуется страх, что не получится. Они боятся ошибок. Приходится успокаивать, не всегда это получается делать терпеливо. Бывают такие ситуации, когда не хочется работать с человеком, хочется кому-нибудь его скинуть. Но я говорю себе: «А вспомни, как ты начинала. У тебя было миллион вопросов, и казалось, что тебе никогда не научиться». Так я возвращаюсь к этому ученику и говорю: «Давай сегодня отдохнем, успокоимся, а потом мы с тобой вернемся и посмотрим на задачу заново». Такой подход тоже работает.

А как сами люди с инвалидностью относятся к критике? Как это, когда ты бедный, несчастный, а тебя не жалеют?

Моя задача научить, поэтому критика конструктивная. Я не просто пишу, что нет логики и читатель не дурак, но и показываю, какие решения могут быть. И человек с каждой выполненной задачей растет, у него повышается креативность. Он начинает сам видеть решения задачи. Я объясняю, что критика нужна для роста. Важно услышать мнение от человека с опытом. Мы, наставники, тратим свое время, делимся тем, что знаем и умеем. Это нужно ценить и акцентировать внимание на росте, а не на том, что ответили не очень терпеливо или не очень быстро.  

У меня в команде в основном девушки. С ними мне легче работать, чем с мужчинами. Они быстрее обучаются и включаются в работу, идут на контакт. Парни приходят, прокачиваются и частенько выпадают: не справляются с задачами или для них слишком сложны требования наставника. Но есть и Сергей, он занимается субтитрами к видеороликам. Он один из моих первых учеников. Сергей два раза уходил из проекта из-за меня. У него сложная форма ДЦП, и ему трудно давалась именно рабочая коммуникация и критика. Как мне кажется, ему было некомфортно во взаимодействии «наставник и ученик», когда наставник женщина и еще намного младше. Но со временем, если человек действительно хочет работать, это чинится.

«Когда я пришел в Everland, был очень колючим. Меня все раздражало. Особенно общение с Айслу. Мне она казалось самонадеянным, злым человечком. Я ей грубил, хамил, дважды уходил из проекта. Но потом начинало не хватать той атмосферы, которая царит в проекте. Понял, что и Айслу замечательный человек, и все, с кем мне приходилось работать. Я пересмотрел свое поведение. Сейчас я часть большой команды», поделился Сергей.

Тогда как с выгоранием? Были ли порывы уйти из проекта?

Иногда устаешь и думаешь, как хорошо было раньше, когда я была простым контент-специалистом. Получил задачу, делаешь, сдаешь и все. С тех пор, как я стала куратором этого направления, увеличилась ответственность за проект, за людей, за их результат. Все время пытаешься мыслить масштабно, много разных задач, которые нужно постоянно фиксировать. Это большая нагрузка!   

Уходить никогда не хотелось, так как отлично понимаю, какую важную социальную задачу мы решаем. Как важно быть занятым и полезным для человека в четырех стенах, например. Мы помогаем людям с инвалидностью, у которых просто нет возможности пойти куда-то и научиться. А возможность работать и улучшать качество своей жизни делает их чуть независимее. И это бесценно!  

Но ты не только обучаешь на своем курсе. Ты еще и проверяешь все профтесты желающих работать в Контенте, проводишь собеседования. Расскажи об этом.

Когда мы решили масштабировать проект и поняли, что нам нужна платформа, чтобы автоматизировать алгоритмы подготовки людей, стало понятно, что специалисты, выращенные в проекте, должны и могут стать наставниками. Я оказалась перед фактом нужно создать свой курс и начать обучать. Так появился курс по созданию мультимедийного контента. На тот момент у меня уже был немаленький опыт работы с  контентом, в команде. Я поняла, что могу оценить навыки соискателя и посоветовать, с чего лучше начать интеграцию в профессию. Так я стала куратором направления.

Когда я провожу собеседование, то всегда говорю ребятам, что не нужно бояться начинать: я точно такой же, как и вы, человек с инвалидностью. Причем инвалидность у меня достаточно сложная: я передвигаюсь в коляске, каждый день работаю с текстами, печатаю парализованными пальцами одной рукой.

Возможно, популярность моего курса объясняется тем, что я интересно провожу собеседование, увлекаю тем, что мы делаем, рассказываю о своем опыте, мотивирую, после чего люди хотят купить именно мой курс. Иногда смеюсь и говорю, что мне нужно уходить с собеседований, потому что часто получаю ответ: «Хочу именно на ваш курс!». 

Просто в беседе я пытаюсь донести, что на другой стороне сидит не какая-то тетенька, которая все знает. Там сидит человек с инвалидностью, который сам прошел весь этот путь от новичка к профи. Каждый раз с непониманием смотрел на новую задачу, несколько раз хотел все бросить, потому что было сложно. Когда я обо всем этом говорю, у человека появляется надежда: если у меня получилось со сложной инвалидностью, без опыта, то у него тоже получится. Открытость это принцип Everland. А быть профи с инвалидностью сложно, но возможно.    

Какие результаты в твоем направлении и что стало понятно за два года работы на платформе?

Сейчас в команде Контента 30 человек. Это те, кто уже может работать с разными форматами, стабильно зарабатывают, готовы расти, подключаются на разные проекты. Собеседований у меня было гораздо больше, думаю, более 100 человек. Конечно, кто-то теряется, кто-то приходит, пробует первый урок и понимает, что это не  его, забирает деньги или уходит на другой курс. 

Опыт за два года мне позволяет по профтесту определить, что человек умеет, а что нет, уже на собеседовании легко понимаешь, есть ли у него мотивация работать. И здесь инвалидность играет не последнюю роль. Я себе фиксирую особенности человека, понимаю, какие задачи он может выполнить, а какие нет, сколько часов в день он готов работать и какой объем работы может брать.

Примерно каждый четвертый из тех, кто проходит мой курс, не может дальше интегрироваться в профессию. Они проходят обучение, выполняют домашки, но когда попадают на проект, отваливаются. Я всегда даю обратную связь, помогаю, в то же время я очень требовательна к работе. Когда объясняешь второй, третий, пятый раз, а человек не понимает иногда из-за особенностей ограничений, иногда из нежелания погружаться в процесс, и ошибки переходят из текста в текст, то человек чаще всего сам выпадает. 

Еще один мой вывод: люди, которые, например, пишут стихи, могут написать и опубликовать книгу, не могут написать интересно историю. Но Ирина, налоговик с большим стажем, научилась писать истории. Наталья, математик с 25-летним стажем преподавания в школе, тоже писала замечательные тексты. На входе не всегда понятно, справится человек или нет. Иногда вроде и навык есть, и смежное образование, в журналистике, например, а на реальных задачах работать с человеком не получается. Почему я не могу объяснить. Поэтому всегда говорю на собеседовании: «Я не могу гарантировать, что вы быстро научитесь и начнете зарабатывать».

В среднем мы говорим, что на интеграцию специалиста нужно 6-8 месяцев. Это когда ученик уже хорошо выполняет разные задачи, например, может подготовить и техническое задание на инфографику, и написать новость, и не очень сложную историю или интервью. Я понимаю, что многое зависит от желания работать, расти и зарабатывать больше, чтобы жить лучше или оставаться на том же уровне.

Еще отмечаю, что лучше работают и стремятся больше зарабатывать те, кому давно за 30. Ребята после школы, студенты, молодые мамы хотят брать несложные подработки за небольшие деньги. 

Расскажи о первых ребятах. Где они сейчас? 

Одна из моих первых учениц Лена Шаламова. Она так же, как и я, из Казахстана. Сегодня Лена занимается ведением социальных сетей нашего проекта и организацией мероприятий. Она работает самостоятельно и хорошо зарабатывает в Everland. Еще одна из моих любимых учениц Наталья Прохорова. С недавнего времени ее с нами нет, ковид. Мне очень не хватает ее в работе. Мы вместе с командой моих девчонок классно поработали на больших проектах. 

Здорово, когда ты видишь, как люди растут, как много они могут. Радуешься за них, понимая, что это, конечно, их труд, но ты был наставником, ты помог этим людям сделать первые шаги в этой профессии, заработать первые деньги. А еще я понимаю, что через наставничество тоже расту. На каждом этапе правок я понимаю, что учусь писать и редактировать тексты вместе с со своими учениками. 

«В Everland я почти два года. За это время я многому научилась. Да и как можно не научиться, если работаешь в команде с профессионалами? Мой заработок, конечно, позволяет чувствовать себя финансово независимой и защищенной. Дает возможность помогать близким, делать им подарки и не считать каждую копейку. А еще откладывать деньги на депозит, чтобы решить вопрос с электроколяской или доступным жильем», поделилась Елена.

Какие планы у тебя на будущее? 

В планах, чтобы мои ребята могли работать не только на задачах Everland. Я очень хочу, чтобы они уходили в другие компании на хорошо оплачиваемые вакансии. Возможно, там придется заниматься другими задачами, но у них уже есть база навыков, которая позволяет креативно мыслить и находить решения. Мечтаю, что ребята мне напишут: «Айслу, я сейчас там-то, делаю то-то. Мне классно, я заработал кучу денег и планирую отпуск на море!». И вспомнят свои первые деньги или вспомнят, как я критиковала их попытки написать текст и отправляла переделывать. А у меня будет учиться еще много новых ребят.