«Когда устраиваешься на работу, понимаешь — все не зря»

К своим ограничениями Виктория Сердюкова привыкала долго. Из-за опухоли спинного мозга в 17 лет ее ноги частично парализовало, с тех пор она ходит с палкой. Девушка выучилась на учителя информатики, но в школе не работала ни дня. Перепробовала разные профессии: например, была фотографом, мастером по маникюру, маркетологом. Но только трудоустройство в «Магнит» помогло исполнить ее мечты об интересной и стабильной работе. Ведь именно там Виктория выросла в главного методолога в отделе ценообразования. Пригодилось и физико-математическое образование. О том, как заботится компания о сотрудниках с инвалидностью, Виктория рассказала на «Эстафете успешности».  

 

 

Виктория, как вы пришли в «Магнит»? 

В группе «Я спинальник» ВКонтакте, я увидела, как мальчик пишет, что он работает в этой компании и туда можно трудоустроиться с ограниченными физическими возможностями. Меня очень заинтересовала информация, потому что «Магнит» — это крупная компания, где соблюдается Трудовой кодекс и нет серых схем. Мне захотелось поработать в этой, я бы даже назвала, империи и получить ценный опыт.

Расспросила парня, что и как, и он мне дал контакты начальника отдела по подбору персонала Екатерины Бондаренко. 

А дальше все сложилось, как в сказке. Я и сейчас очень благодарна Екатерине за помощь. Она действительно искала пути и возможности, как меня трудоустроить. Сложность была в том, что я жила на тот момент в Ростовской области, а был нужен переезд в Краснодар. Сначала мы общались по телефону, потом мне назначили собеседование в Skype — в этом мне тоже пошли навстречу, потому что тогда эта практика не была так распространена, как сейчас. И вот в 2017 году я решила, что 300 километров для бешеной собаки не круг, и переехала в Краснодар. Поначалу мне даже предоставили корпоративную квартиру, чтобы я освоилась, месяц я в ней жила. 

За шесть лет успела поработать в трех отделах. В первом продвигали бренд и анализировали. Потом я перешла в другой отдел, где мы занимались подготовкой сетки каталога. В магазине на входе лежат брошюры со скидочными акционными товарами, это мы вместе с дизайнерами их подготавливали. Там я проработала около четырех с половиной лет. Сейчас я в ценообразовании, стала главным специалистом отдела методологии ценообразования. Здесь пригодилось мои физико-математические знания, так как мы делаем расчеты того, какая цена должна быть у товара на полке. 

 

Какие в целом условия для сотрудников с инвалидностью есть в «Магните»?

Сейчас у нас эпоха удаленки благодаря коронавирусу, то есть сотрудники могут работать удаленно. Со времен пандемии так работаю и я. Поэтому могу жить иногда в Карелии или в Воронежской области, то есть больше не привязана только к Краснодару. 

До этого я работала в офисе, там у нас была доступная среда для колясочников. Все адаптировано для свободного передвижения, я это запомнила, потому что у меня самой двигательные нарушения. При мне работали как мальчики с ДЦП, так и девочки на коляске — это было реально. Обязательно тебе выделяется парковочное место рядом со входом, если ты на машине. По запросу выделяется оборудованный туалет. Мне это не нужно, но такая возможность точно есть. 

Если бы я снова вернулась в офис, я бы запросила комфортное кресло. Мне тяжело работать целый день, сидя на стуле, потому что начинаются свои проблемы. 

 

 

А почему до «Магнита» не получалось стабильно работать?

В 17 лет у меня обнаружили опухоль спинного мозга. К сожалению, ее вырезали очень поздно, когда пошли необратимые изменения. Мои ноги парализовало, но не полностью: правая нога посильнее, а левая ниже колена вообще не работает, я хожу с палкой. Я тогда заканчивала 11 класс. Пока выясняли, пока лечили, успела поступить в вуз на заочное отделение: у меня высшее педагогическое образование — учитель информатики, но в школе по специальности я ни дня не работала. Тогда я жила в Сегеже — маленьком городе в Карелии. Когда выпустилась с дипломом, не получилось устроиться на работу, так как все вакансии в школах были заняты. А потом я уже потеряла к этому интерес.

Это сейчас общество более лояльно относится к ребятам с инвалидностью. А раньше люди, сталкиваясь с нами, не понимали, как себя вести, не знали, как общаться. Вот и с трудоустройством, конечно, возникали сложности. Помню случаи, когда я просто заходила на собеседование, а мне с порога заявляли: «Девушка-девушка, вы нам не подходите. До свидания!» Такое тяжело переживать. Бывало, поплачешь, разозлишься, а потом вытираешь слезы и понимаешь, что надо идти дальше. 

Но и тогда я встречала работодателей, которые относились ко мне адекватно и трудоустраивали. Первым моим местом работы в 20 лет стала уютная студия — единственная на весь город, где делали фотографии на документы. Полтора года я была в найме у индивидуального предпринимателя. Фотографировала людей, которые приходили, обрабатывала снимки и распечатывала. 

Потом я сама пробовала быть индивидуальным предпринимателем и год занималась маникюром. Дальше работала администратором онлайн-игры, оператором колл-центра, маркетологом в автошколе, менеджером в интернет-магазине. Я меняла профессии, потому что мне многое было интересно, так я искала себя и что-то свое, с хорошими условиями и перспективами развития. 

 

А зачем человеку с инвалидностью вообще трудиться?

Мне всегда было важно быть полезной не только семье и любимому человеку, но еще и обществу. В любой работе, куда тебе получается устроиться, ты нужен не только себе, — ты нужен коллегам и что-то привносишь в эту жизнь. Это очень мотивирует. Будем откровенны: когда получаешь инвалидность или с ней рождаешься — это неудачный расклад карт для игры в эту жизнь. С таким набором играть не хочется. А когда устраиваешься на работу, понимаешь — все не зря. Ты — не зря, твои мозги — не зря и что ты делаешь — тоже не зря. И это позволяет принять свою жизнь и наполнить еще большими красками.

 

Почему вы участвуете в «Эстафете успешности»? 

В 17 лет я тяжело привыкала к ограничениям, я была романтически настроенная девушка, воспитанная на книжках. Все это случилось в таком возрасте, когда кажется, перед тобой целый мир, только бери. И тут раз — на взлете тебе как будто говорят; «Какой мир? Подожди! Давай о здоровье думать…» Тогда у меня не было возможности заниматься с психологами, то есть я сама себя вытягивала как могла. И мне потребовалось 10-15 лет, чтобы проработать негативные установки и принять свои особенности. Вот, например, фотографироваться с палкой я начала только пару лет назад. Поэтому человеку с инвалидностью важно видеть примеры других людей и не оставаться один на один с болезнью. Важно делиться пройденным опытом и очень важно делиться им еще и для здоровых, чтобы они понимали, что мы не какие-то неведомые зверушки. Что мы так же мыслим, мы так же социально адаптируемся и так же у нас есть такие же проблемы, как у здоровых и свои. Очень круто, что на «Эстафете успешности» об этом можно говорить. 

 

Что бы вы посоветовали молодым людям с инвалидностью, которые только начинают трудовой путь и у них нет образования? 

Не расстраивайтесь, если что-то не получается, Да, это обидно. Но это не значит, что так будет всегда. Как я уже озвучивала, и у меня бывало даже так, что с порога заворачивали и все, хоть ты тресни. Когда вы понимаете, что не подходите, только потому что вы с инвалидностью, значит, это они вам не подходят. Зачем связываться с этими людьми, если они так изначально относятся? Просто жизнь оберегает вас от ненужного места. 

Конечно, я посоветовала бы учиться — учиться разным навыкам. Это могут быть и просто какие-то курсы, и самообучение, и высшее образование. Ты не знаешь, что именно тебе зайдет, в чем ты станешь крутым, пока ты что-то не попробуешь. Поэтому пробуй.