Как, начав с «неспешного топанья», дойти до интересной работы. История Ульяны Захаровой

Меня зовут Ульяна, мне 23 года. Сейчас живу в Новгородской области, вместе с семьёй: родителями, пятнадцатилетней сестрой, семилетним братом и котиками Бруно и Вильгельмом.

Одно обстоятельство внесло корректировки в мою жизнь и познакомило с проектом Everland. Так описывает его сестра в своём сочинении «Я люблю свою маму»: «Жили не тужили мама, папа и Уля. Процветало домашнее хозяйство. Сестра неспешно топала, держась за диваны и кресла. Слова мамы: «Казалось, вотвот «оторвётся» от них и пойдёт сама». В полтора года врачи поставили ей диагноз ДЦП».

«Неспешно топала» я примерно до пяти лет. А в пять лет, благодаря совместным усилиям родителей, врачей, и, вероятно, моим тоже, появились и первые полностью самостоятельные шаги. Чтобы проверить мою готовность к детскому саду, меня на месяц отправили в санаторий. К слову, проверку я прошла, хотя разлука с родителями давалась сложнее, чем адаптация к новым социально-бытовым условиям. Это был старт, время, когда мир перестал для меня быть чередованием домашних и больничных стен. Наверное, именно частое пребывание в больницах, оторванность от дома и родных дали мне понимание, что человеку нужен человек рядом, который поймет, выслушает, успокоит, поможет. Уже тогда появилась мечта стать психологом, с годами она превратилась в уверенность.

В 2016 году я закончила общеобразовательную школу, поступила на психолого-педагогический факультет НовГУ им. Ярослава Мудрого, в 2020 году закончила бакалавриат и сейчас учусь в магистратуре по профилю «Социальная психология развития». С самого начала учебы бралась за все, что могло пополнить мои практические знания, а с конца прошлого года занялась поиском официальной работы. Я смотрела на ситуацию объективно: студентка в маленьком посёлке, к тому же передвигаюсь с двумя тростями — и понимала, что трудоустроиться будет сложно. Работать в офисе смогу, но дорога до него станет квестом на выживание. Поэтому я рассматривала варианты удаленной работы. Честно говоря, не один и не два варианта пришлось отмести. Наконец, Everland… Об этом социальном предпринимательском проекте я узнала от Центра занятости. Прошла психологическое тестирование, собеседование, отправила резюме — все как у всех. Оставалось ждать.

И вот я уже второй месяц ощущаю себя абсолютно на своём месте. Инклюзивная команда Everland — лучшее, где я только могла бы себя представить. Здесь не чувствуешь бесполезной жалости к себе, не слушаешь фразы о героическом преодолении. Я нахожусь среди профессионалов, которые с любовью относятся к своему делу. Самое главное: в Everland смотрят на профессионализм человека и его готовность учиться и развиваться, а не отгораживаются от него штампами.

Я отбираю кандидатов, пишу рекомендации, которые помогут во взаимодействии и начале работы как самому кандидату с инвалидностью, так и куратору проекта или внешнему работодателю. Мне встречались истории от соискателей, которые немалое время наблюдали за проектом, но опасались чего-то вроде строгого отбора, допроса на собеседовании, копания в истории болезни и прочее, но это не про Everland. 

Позволю себе дать несколько слов тем, кто раздумывает: «А стоит ли пробовать?»: 

  • Не нужно воспринимать этапы (психологическое тестирование, собеседование, профессиональное тестирование) как испытания. Это необходимость, чтобы командная работа была эффективной и продуктивной. Иначе никак, учитывая нашу разбросанность по городам и странам.
  • Мы хотим помочь людям с различными нозологиями в профессиональном развитии (в том числе, людям без опыта работы),  и сами хотим развиваться вместе с вами. 
  • Смело знакомьтесь с командой Everland и рассказывайте о проекте тем, кому он может быть полезен.

Надеюсь, мой пример сможет вдохновить кого-то, чтобы начать действовать; возможно — чтобы найти себя. Интересная работа  — больше, чем набор функций и выполняемых обязанностей. Не бойтесь пробовать!