Работа из дома — это про работу, а не про дом

Наталья Шмелева, 42 года, Москва, бухгалтер, заболевание СМА, передвигается на инвалидной коляске.

Нередко бывает так, что наши близкие не воспринимают всерьез работу, если она проходит из дома в режиме онлайн. Вот если ты сидишь в конторе с 10 до 18, то это весомо, даже звонить лишний раз не стоит, чтобы не отвлекать. А дома ‒ ну какая это работа, фигня какая-то несерьёзная. Лучше обед вовремя приготовь, а дедлайн подождёт. Тот факт, что человек может зарабатывать при этом больше среднестатистического сотрудника в офисе, ничего не меняет в таком отношении.

Люди старшего поколения, проработавшие всю жизнь в мире, где не было интернета, с трудом осознают, что существуют другие варианты трудовой деятельности. Поэтому такую работу они обесценивают. И здесь даже не имеет значения, имеется у человека инвалидность или нет. Моя свекровь считает, что деньги мне платят просто так и я не знаю, как сложно они зарабатываются. Мама каждый раз, когда мне приходит зарплата на карточку, говорит: «Молодцы какие!» Я не развиваю эту тему и не уточняю, в чем конкретно молодцы? В том, что платят зарплату? Так это нормально. Муж искренне недоумевает: «Что у вас за постоянные совещания? Что там можно обсуждать столько времени?»

Какая может быть ответственность, если ты находишься дома? Какой рабочий день, ты же не в офисе?

Тем не менее, степень моей ответственности не зависит от моего местонахождения и рабочий распорядок дня у меня существует. Просто он не такой жесткий по таймингу. Ежедневно у меня имеется план-минимум, обязательный к исполнению и план-максимум, который сделать желательно.

В минимум входит решение срочных и текущих задач. Это созвоны, совещания, запрос документов, банковские выписки и прочая ежедневная рутина. Очень много трудовых вопросов решается через мессенджеры.  Когда они решены, можно переходить к долгосрочным задачам. Они тоже обязательны к исполнению. К ним я отношу всевозможные ежемесячные внутренние отчёты: чистая прибыль, капитализация, бюджетирование и прочее.  Ведь часто бывает, что вроде прибыль за месяц получена, но фактически денег нет. И начальник грустит, нервничает и вопрошает: «Где деньги?». А ты ему: «Да вот же они, никуда не делись, просто мы запасы увеличили, как хомяки и предоплату сделали».

Здесь главное правильно расставить приоритеты; вычленить, что нужно сделать здесь и сейчас, а что может подождать. Потому что всегда есть что-то, что делать совсем не хочется, какой-нибудь нудный расчет или пояснительная для налоговой. Их хочется задвинуть на крайний срок сдачи и все это время они будут висеть в твоей памяти незаконченным гештальтом и «съедать» твое время, как лангольеры Стивена Кинга. Лучше сразу разобраться и забыть.

И это все только про план-минимум. И для решения всех этих вопросов мне требуется тишина, которая не всегда возможна в домашних условиях. Важно выделить рабочее пространство, где никто из домашних не будет мешать.

Нередко моя голова к вечеру «распухает» от цифр и кажется, что стоит потрясти ‒ они посыпятся из меня.  Я это ощущаю прям физически. Помогает смена вида деятельности. Я же дома, приготовление обеда и ужина никто не отменял. А ещё дома приходится часто отвлекаться на какие-то домашние мелочи, поэтому мой рабочий день никогда не заканчивается в 18 часов. Бывает, что и в 22 часа я ещё сижу за ноутом и что-то доделываю. Издержки работы онлайн. Вместе с тем, я могу выделить свободное время в рабочий день для своих личных дел. Но работа всегда в приоритете. Домашние дела подождут, на обед можно отварить пельмени, но дедлайн должен быть закрыт до окончания срока.

Я думаю, что после пандемии коронавируса и вынужденного массового перевода офисных работников на «удаленку» на несколько месяцев отношение людей к такому виду занятости изменится и близкие поймут, что это полноценная работа. Работа из дома — это про работу, а не про дом. Просто очередной рабочий день, который проходит дома, а не в офисе. Сегодня как раз такой.