Любой труд лучше сидения дома

Елена Федосеева, 34 года, Москва, руководитель благотворительного фонда «Дом слепоглухих», журналист, член Союза журналистов России, преподаватель-реабилитолог, занимается спортом — бег, триатлон, велоспорт, незрячая

История об уличных музыкантах, преодолении себя и заработке, который всегда лучше иждивения

Оказавшись в командировке на Дальнем Востоке, я совершенно неожиданно встретилась со своим старым приятелем Димой, с которым мы вместе много лет назад учились в Кисловодском медицинском колледже. Встретилась и вспомнила связанный с этим человеком интересный и необычный период своей жизни, о котором я рассказываю нечасто и весьма осторожно, потому что относиться к этому слушатели могут очень по-разному. Ну, из песни слов не выкинешь, так что, была не была — рассказываю.

В медицинском колледже нам приходилось посещать занятия шесть раз в неделю; пропускать лекции было нельзя, да и не хотелось этого делать потому, как основной материал преподаватели давали нам очно. А между тем, мы мечтали не только учиться, но и работать. Голодать по-студенчески нам, конечно, не приходилось, но вот финансовая свобода казалась привлекательной, да и просто хотелось какого-то практического применения своим разнообразным навыкам. А навыками мы обладали на тот момент, действительно, разнообразными: я писала статьи в журналы, организовывала инклюзивные театральные действия, во время практики проводила массажные процедуры, а мой приятель Дима умел не только отлично делать классический массаж, но и виртуозно играть на гитаре. У меня за плечами было филологическое образование, а у него, между прочим, социологическое и музыкальное. Димины навыки игры на гитаре помогали мне в организации культурно-массовых мероприятий, да и просто отвлечься от занятий и повседневных хлопот. После совместного вечернего чаепития в общежитии Дима расчехлял гитару, подкручивал струны, и мы начинали петь. Надо сказать, что за год таких посиделок нам удалось хорошенько «спеться» и сформировать прекрасный репертуар. И вот тут мне трудно быть конкретной потому, что я точно не помню, кто именно подал идею представить нашу музыкальную программу на суд широкой аудитории, но знаю, что решено это было однозначно.

Мы никогда не считали выступающих на улице музыкантов бездельниками, просящими деньги, а, напротив, воспринимали их как мастеров сферы искусства, получающих денежную плату за хорошо выполняемую работу. Знаменитые эстрадные артисты собирают огромные залы, зрители которых платят деньги за возможность послушать музыку, получить от неё удовольствие, заново пережить знакомые чувства. Но спектр таких эмоций рождается и в душах прохожих, до слуха которых доносятся звуки инструментов уличных музыкантов. «Таким певцам почёт повсюду обеспечен, и золото течёт рекою нам навстречу», — поют Бременские музыканты, и мы с Димой были уверены, что так и есть. Но, конечно, петь на улице для прохожих оказалось делом гораздо более волнительным и трудоёмким, нежели исполнение песен в кругу соседей по общежитию. К тому же, несмотря на наши идеологические установки, собраться с духом и, преодолевая стеснение и робость, взять первый аккорд, стоя на улице города, оказалось, ой, как непросто. Решено было начинать публичные выступления не в Кисловодске, где нас могли встретить преподаватели и одногруппники, а в соседнем курортном городе Пятигорске на знаменитом многолюдном рынке «Людмила», а для обеспечения безопасности и удобства передвижения к своему музыкальному бизнес-проекту мы подключили ещё одного бесстрашного и авантюрного товарища с хорошим остаточным зрением по имени Жамиль.

Первый день такой вот работы я, конечно, запомню навсегда: на улице холодно и дождливо, а нам самим — очень страшно и как-то неловко, но решение принято и отступать нельзя. Свой первый импровизированный концерт мы начали с песни группы «Чайф» «Не спеши ты нам в спину стрелять…» — оказалось, что никто и не собирается этого делать, никто не собирается ругать нас или просить замолчать. Жамиль негромко рассказывал нам с Димой о том, кто проходит мимо нас и кого особенно увлекает наша исполнительская деятельность, на какие именно песни люди эмоционально откликаются и что им кажется скучным. А когда прохожие стали говорить нам слова благодарности и просить исполнить конкретную, близкую им композицию, мы окончательно поняли, что в наши силах делать их чуть более счастливыми. К своему пению на улице мы стали относиться как к работе со всей ответственностью: в единственный выходной день вставали рано, хорошо завтракали, нарядно одевались и торопились на электричку так, чтобы часов в девять уже быть на своей импровизированной концертной площадке. И такая трудовая деятельность однозначно была лучше праздного сидения в общежитии, во время которого невозможно получить опыт общественной жизни и преодоления себя.

Конечно, во время уличных концертов встречались мы и с трудностями: иногда нас просили не загораживать витрины и найти другое место для пения, в иной раз мы хорошенько замерзали и промокали под дождем так, что мечтать могли только о чашке горячего чая. А с какими душевными переживаниями были связаны редкие, но всё-таки случавшиеся встречи с преподавателями и знакомыми?.. «Жамиль, у вас новый телефон? — спросила после одной из таких встреч наша милая преподавательница английского языка. «Нееет», —  ответил мой боевой товарищ. «А я думала — уже золотой», — многозначительно улыбнулась она. «На золотой ещё не заработали», — вздохнул Жамиль. Да, вопрос о заработке чаще всего интересует тех, кому мы всё- таки решаемся рассказать эту историю из нашей студенческой жизни. Заработок, безусловно, был, но не сопоставимый с реками золота, о которых поют Бременские музыканты. Заработанные деньги после концерта мы честно делили между всеми его участниками, и в зависимости от времени года и окружающих этот день праздников каждый из нас получал от восьмисот до тысячи двухсот рублей.

И сегодня я жалею только о том, что, подрабатывая таким образом, мы не платили государству подоходный налог. Да, да, именно так поступают современные уличные музыканты Москвы, деятельность которых легализована и поддерживается столичными властями в рамках проекта «уличный музыкант». Музыкальный коллектив или отдельно взятый работник сферы искусств, желающий выступать на сценической площадке города, может, зарегистрировавшись на сайте правительства Москвы, выбрать одну из предлагаемых площадок и, забронировав свободные от других артистов часы, получить разрешение на исполнительскую деятельность. А вот право выступать в переходах и вестибюлях столичного метрополитена имеют только те музыканты, которые смогли пройти строгий отбор Московского продюсерского центра, состоящий из нескольких заочных и очных этапов. Но зато пассажиры подземки могут быть уверены, что артисты, которые радуют их слух по дороге на работу, являются настоящими профессионалами своего дела, и значит достойны вознаграждения за свой труд. А платить подоходный налог уличные музыканты должны, как и любые другие индивидуальные предприниматели или самозанятые физические лица. И чтобы инвалидность по зрению в этом случае не казалась помехой для осуществления легализованной музыкальной деятельности, надо сказать, что приложение «Мой налог» доступно для работы со скринридером, а в случае, если забронировать время и место сценической площадке города на сайте правительства Москвы не удается, сделать это можно в группе «Уличный музыкант» в социальной сети «ВКОНТАКТЕ».