Кто-то однажды поверил и передал свой опыт: про наставничество

Елена Федосеева, 34 года, Москва, руководитель благотворительного фонда «Дом слепоглухих», журналист, член Союза журналистов России, преподаватель-реабилитолог, занимается спортом – бег, триатлон, велоспорт, незрячая

При поиске работы без пресловутой «легкообучаемости» в резюме обойтись никак не получится. Cоставляя его, соискатель вслед за перечислением многочисленных навыков и профессиональных достижений непременно сообщает и о своих личных качествах. «Пунктуальный», «неконфликтный», «коммуникабельный», «стрессоустойчивый» и, конечно, «легкообучаемый», — пишет он, рассказывая о себе работодателю. Однако исследовательский центр одного из популярнейших порталов для поиска работы «superjob.ru», анализируя самые нелюбимые рекрутерами фразы в резюме, приводит именно эти анкетные клише. А нелюбимы и даже неудачны они с точки зрения трудоустройства, потому как, повторяя их друг за другом, люди зачастую даже толком не понимают, что они обозначают. И если «коммуникабельность» и «стрессоустойчивость» в некоторых сферах деятельности могут особым образом и не повлиять на качество выполняемого сотрудником труда (о них соискателю в общем-то позволительно и не знать), то вот без пресловутой «легкообучаемости» обойтись никак не получится.

«Легкообучаемость» — это не про пятерки, которые стоят в дипломе специалиста, а про его желание и готовность к обучению на новом рабочем месте. «Пятерки», конечно, тоже нужны, но без практических навыков, которые можно получить, только приступив к работе, они ничего не значат. Разумный молодой специалист, впрочем, как и профессионал со стажем, устроившись на работу, наблюдает за новыми коллегами, задает им вопросы, просит советов, которые помогут ему успешно выполнять свои должностные обязанности. И, наверняка, каждый из них хранит в памяти имена тех людей, которые когда-то поверили в него и, подсказав решения, направив руку, поделившись наработанным материалом, помогли ему профессионально вырасти. А поступили они так, возможно, потому, что кто-то другой однажды поверил в них и передал им свой драгоценный, приобретенный за время работы опыт. Называется это наставничество, и в каких-то компаниях оно является неотъемлемой частью корпоративной культуры, в других же носит пока исключительно добровольно-инициативный характер, но в том и в другом случае пользу наставничества для новоприбывшего сотрудника недооценить трудно.

И в моей жизни были такие наставники — вспомнить хотя бы начало моего журналистского пути. Я искренне верю, что в стенах университета научить «быть журналистом» невозможно. Да, там можно познавать историю журналистики, основу журналистской деятельности, теорию социально-массовой коммуникации, но все это никакого отношения не будет иметь к практическому написанию лёгкой, похожей на беседу статьи для журнала «Садовод» или к созданию динамичного, ёмкого материала для колонки горячих новостей. Всему этому нужно учиться, подглядывая за работой других «акул пера» или обращаясь за практическим советом к более опытному профессионалу-наставнику. И именно благодаря второму варианту я захотела и смогла связать часть своей жизни с журналистикой.

Лет пятнадцать назад, когда я училась на филфаке, приятельница моей родственницы Вера была редактором колонки одного из популярнейших журналов для мам и малышей. Не очень помню, в какой именно момент и при каких обстоятельствах я начала писать для неё статьи, но знаю точно, что случилось это в момент моих студенческих раздумий о бессмысленности филологического образования. Она предлагала мне темы, присылала задания, примеры похожих работ, и я неумело, регулярно впадая в неофитские крайности, готовила материал за материалом. Вера вычитывала мои шедевры публицистического жанра и, надо отдать ей должное, никогда не ругала меня, а в случае несогласия с частью формы или содержания моей статьи предлагала подумать над другим вариантом подачи материала, присылала подходящие на её взгляд решения других авторов и просила использовать их в своей работе.

Сотрудничала я с Верой несколько лет, и всё это время чувствовала её желание помочь мне стать, если не высокопрофессиональным журналистом, то хотя бы более-менее сносным копирайтером. Вера помогла мне познакомиться с практической стороной профессии, развиваться в ней, но главное, что она сделала — так это поверила в меня. Для человека с инвалидностью это может быть особенно ценно, ведь чаще всего люди сомневаются даже в своих возможностях справляться с простыми бытовыми задачами, не говоря уже о профессиональных навыках.

Не так давно я брала интервью у незрячих тестировщиков сайтов и мобильных приложений социального бизнес-проекта «everland» и была приятно удивлена тому, как грамотно в компании выстроены корпоративные взаимоотношения между сотрудниками с инвалидностью, каждый из которых, приобретя необходимый опыт, может стать наставником для менее опытного или сомневающегося в себе товарища. Один из кураторов направления «веб-разработка» слабовидящий Артем Плаксин рассказал мне в интервью о том, что ему как наставнику неинтересен уровень образования специалиста, а важен его профессионализм и желание учиться, совершенствоваться в выбранной специальности. А все незрячие ребята, с которыми удалось поговорить, в свою очередь, отмечали готовность самого Артема и команды в целом делиться друг с другом опытом, объяснять решение рабочих задач, поддерживать тех, кто совсем недавно пришел в их коллектив. «При возникновении любых вопросов можно было обратиться к Артему,- рассказывал о начале своего сотрудничества с «everland» Антон Чигарев,- вообще, очень круто, когда помимо работы есть коллектив, с которым можно пообщаться». Конечно, круто. И круто то, что в этом коллективе есть люди, которые готовы делиться с тобой своими знаниями и наработанным опытом, помогая тебе преодолевать все сомнения и становиться настоящим профессионалом.